• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи без темы (список заголовков)
01:01 

"считай любовь свою: раз-два-три
считай ее перед сном
сложишь, получишь число
потом
его про себя повтори
если чет - свободен
если нечет - умри"


21:54 

Мы – это лучше, чем Я, чем Ты.
Местоимение имело место,
пока не рухнули все мосты
и в монастырь не ушли невесты.
Просто по сути: любить, разлюбить –
разница лишь в обычной приставке,
а в ощущениях… как объяснить? –
как будто бабочка на булавке.


03:16 

"Если вода поднимается, значит, быть шторму. Если она опускается очень быстро и низко - тоже может случиться шторм. Ободок вокруг солнца может быть опасен. И солнечный закат в дымчатых темно-багровых красках не предвещает ничего хорошего. Есть еще много другого, но именно сейчас я этим не интересуюсь. Не все ли равно, не одно, так другое..."


01:32 

скажи, где болит?

а ты как маленький совсем
как маленький ей-богу
только вот невыносимо
потому что не утереть уже слезы платочком носовым
и не подуть на ранку
и не отвлечь лакричными леденцами
или книжкой пестрой разноцветной
или обещаением сходить в зоопарк


01:19 

*

«Искусство — ревнивая любовница, и если у человека есть склонность к живописи, поэзии, музыке, архитектуре или философии, из него выйдет неважный муж и никудышный работник».
Это сказал Эмерсон, который Ральф Уолдо.

Всякое искусство — ревнивая любовница, и если у человека есть склонность к живописи, поэзии, музыке, архитектуре и философии, однажды он проснется в пустой постели с ножом в спине.
Это говорю я, которая я, и я знаю, о чем говорю.

23:38 

главное, чему жизнь учит сильных девочек, — плакать бесшумно.

«у каждого в жизни однажды появляется человек, который обучает нас самой крутой способности - способности забывать.
забывать всё, что было до появления этого человека в нашей жизни»

"..подарившей любовь Тому, кто никогда бы не смог принять её всю целиком, с
этой невыносимой собачьей преданность, животной страстью и
нечеловеческим желанием Принадлежать".

так странно.
всё, что было ушло, а взамен ничего не приходит.
вместо проверенной схемы "после хорошо будет плохо и наоборот" пришло "после плохо будет ещё хуже ∞"
хлопаешь глазами как рыба и ничего не понимаешь, как ты так умудрился проебать ну всё, всё, что у тебя было.
и как противно тебе от самого себя, какой ты жалкий, какой ничтожный, просишь, чуть ли не в ногах валяешься, позволить просто быть рядом, как кто угодно
никакой гордости в тебе, никакого стержня, слепец, знай, лопочешь о своём "несмогунесмогуненадо"

00:51 

*

1. Схвати ближайшую книгу
2. Открой на странице 123.
3. Найди третье предложение.
4. Помести оное в своем дайри... вместе с этими инструкциями.
5. Не пытайся выбрать книгу, возьми ту, которая ближе других в данный момент.

"Они хотели бы внушить нам, что их прошлое не пропало даром, что их воспоминания потихоньку сгустились, обратившись в Мудрость".

20:25 

"солнце останавливали Словом, Словом разрушали города..."

Давай, говорит, играть, будто я умер, а ты ещё нет, и вот ты идёшь по улице, грустно тебе, пусто тебе, ясно тебе, что теперь так будет всегда, и вдруг - я иду навстречу как ни в чём не бывало. Что скажешь?

Я не говорю, нет, говорить не умею, играю молча, секунда - поцелуй щеки, облитой слезами, поздней ночью игры в догонялки по бульвару, и книг больше обычного кладу под бок, буквально закрываюсь (зарываюсь) словами, буквами, слогами. как, как всё связать? как сложить вместе? как научиться говорить, как есть на самом деле внутри, вот, смотри, смотри, открытая ладошка, смотри какая ракушка, какая стекляшка, отточенная морской водой, смотри, а это самый густой туман 1975, ранним утром на опушке леса, мы тогда ещё целый букет трав собрали...
Упущения держу у себя за пазухой, будто звонкие тайлеры считаю чужие страхи и сожаления, иногда глубоководной рыбой дотрагиваюсь до её прошлого и тут же уплываю прочь, боясь попасть на крючок. Она, конечно же, не я; прошлое тянется за ней огромным валуном, привязанным крепким канатом к спине её, у меня же нет прошлого, нет вчерашнего дня, я же чертово перекати-поле, мне росу поутру подавай, да на лодочке прокатиться с термосом крепкого чая в руках. Но нет, не верю я что "как бы далеко и быстро он ни бежал - цепь бежит вместе с ним". Цветы точно прорастут, и можно будет легко бежать, не оглядываясь, слышишь, я же не Эвредика, я не исчезну, но не злоупотребляй, не оглядывайся, зачем, я же рядом, вот, протяни ладонь - расстояние меньше одной руки получится.



Только оголтело ору что-то,говорить не умею, получается совсем не звонко, но будто смеюсь, а я и не смеюсь вовсе, молчу же, просто молчу. А как хочется, чтобы всё наконец-то сложилось, сидеть на берегу, уткнувшись носом в мягкую ткань толстовки и молчать, конечно же, молчать, зная все слова.

18:50 

Открываешь занавески - а за окном синева, такой отчаянный синий, топящий, давящий, завораживающий.
Я не люблю февраль, конец зимы - всегда дрянь, да и если бы это конец.
Тебя сегодня не будет, не выхожу из дома, из кровати: читаю и сплю, читаю и сплю. Иногда встаю выпить чаю. Закрываю глаза - ветер, ветер, какое перекати-поле; открываю - всё вязкая жижа, болото.
У изголовья прочитанная "Босая принцесса", под правым боком почти прочитанный Кортасар, под левым боком начатая Эдда.
Я не жду весны.

@музыка: Iggy Pop - The Passenger

01:04 

и в этом - всё.

"Он протягивает себя на раскрытой ладони - всего целиком - и вручает тебе, а голую душу не отбросишь прочь, сделав вид что не понял, что тебе дали и зачем. Его сила в этой страшной открытости. таких я ещё не встречал."

19:24 

не делай из человека бога.

"Осознав преимущество более сильных и что-то видящих, он начал прилагать усилия, чтобы стать не хуже. Для него это было важно. он очень старался - и его начали бояться. Слепой быстро понял, что именно вызывает страх. Дети боялись не силы, которой у него не было, а того, как он себя держал. Его спокойствия и безразличия, того, что он ничего не боится. Когда его
били, он не плакал, а просто вставал и уходил. Когда он бил кого-то, этот кто-то обычно плакал, пугаясь его спокойствия. Он научился находить больные места, этого тоже боялись.
Чем старше он становился, тем острее ощущал общую неприязнь. Она проявлялась по-разному у детей и у взрослых, но в какой-то момент окружила его плотной стеной одиночества.
Так продолжалось, пока не появился Лось. Человек, говоривший с ним не как с одним из многих. Слепой не мог знать, что Лося вызвали специально для него. Он думал, что Лось выделил его среди остальных, полюбив сильнее. Он вошел в его жизнь, как к себе в комнату, перевернул все вверх дном, переставил и заполнил собой. Своими словами, своим смехом, ласковыми руками и теплым голосом. Он принес с собой много такого, о чем Слепой не знал и мог бы никогда не узнать, потому что никого всерьез не волновало, что знает и чего не знает Слепой. Мир его состоял из нескольких комнат и двора. Другие дети в сопровождении взрослых с удовольствием выходили за пределы этого мира, он всегда оставался. В этот куцый, четырехугольный мирок и ворвался Лось, заполнил его целиком, сделал бескрайним и бесконечным, а Слепой отдал ему свои душу и сердце —всего себя — на вечные времена.
Другой бы не понял и не принял, другой на месте Лося мог бы даже не заметить этого, но Лось все понял, и когда настало время уходить, он знал, что Слепого ему придется взять с собой.
Слепой на это не рассчитывал. Он догадывался, что Лось рано или поздно уйдет, что он снова останется один и что это будет очень страшно. Но не представлял, что может быть и по-другому. "

23:09 

*

давайте выпьем!

14:53 

На сто пятьдесят шестой день рейса даже спокойный деревенский паренек носит в грудной клетке контактный взрыватель с сотней граммов нитроглицерина.


Гри-Гри ест из банки домашнее варенье столовой ложкой и изучает поведение рыб в своём аквариуме в экстремальных условиях тяжёлого шторма


02:02 

некрасиво, дико, нелепо.

не хочется просыпаться по утрам.
стоять на мосту и выть.

19:10 

в день по таблетке.


19:02 

л.

нет заменимых.
можно заполучить место, но заменить никого нельзя

11:57 

and you ask yourself

мы включим газ и ляжем спать под where is my mind?



15:01 

Начало конца комедии.

И мне никак не хватало духа засмеяться и сказать, что слева двадцать всходит луна, а никакого аварийного суда вообще не было, что мы клюнули на шуточки двадцатого века, а не на истинную человеческую беду.


11:34 

прожигает изнутри.
растворяет ткани, кости, органы. сладкими толчками тепло из сути во вне.
испепеляющая тоска.
сердце - всего лишь то, что отвечает за кровообращение.
сердце болит. мысли болят. я болю.
тобой болю. тобой болею.
сердце - это совсем не то, что отвечает за кровообращение.

20:59 

Да, в общем-то, мы и не сомневались, я так, просто.

Тихонько заиграла музыка - на удивление приятная мелодия на оставленном телефоне. За соседнем столиком? Дальше? Громче?.. А, это фоново, тихо, везде, словно промокшие.
Как-то вдруг. Не виделись давненько, тоска. Как же так, то есть теперь шаг - и тогда всё, что есть, уйдёт? Как же так... место, в котором ты живёшь, эти троллейбусы... Город и вообще. Манеры, опять же! Взгляд этот, неостывшие воспоминанья. Одно дело - смотреть в то же окно, когда ты где-то своей жизнью, а вот теперь, что, нужно встать и уйти?

Думаю, уехать в Питер, пристроиться ловить ветра там. Заодно к чёртовой матери от всего этого идиотизма. Тут вижу девушку, которую давно не встречала. Она рассказывает про Питер и занятное место, где там можно жить. Внутри огонёк перекатывается, плещет как в стакане, когда рука дрожит. Давлюсь, улыбаюсь - ну да, шутка в стиле.

Хочешь что ли этого дрянного волшебства?.. Да ладно! В этом бесконечном Едином бульоне мне не место, потому что это не вариант!

Внутри дрожит, я понимаю, что дурацкое это действие, а потому вдруг становится легче. Ладно, какая разница. ...Да, в общем-то, мы и не сомневались, я так, просто...


Опять убегаю. Успеваю с тоскливой песенки переключить на дурацкую. Каждому надо чтоб другому тоже было надо? Недостаточно.

Ладно, с собственными идеями как-нибудь. Хрустит под пальцами, мне не жалко, мне не важно, мне не больно. Лёгкого, пусть.
Не страховое агенство, падай. Падай, ..., иначе ничего не бывает.
А, впрочем, что, собственно. И так поймёшь.

кто здесь?

главная